Первый тест-драйв Lada XRAY: я вижу её насквозь

В 1975 году был подписан приказ о постановке на конвейер ВАЗ-2121 — первого в мире массового внедорожника с несущим кузовом и межосевым дифференциалом. Спустя 40 лет началась сборка Lada XRAY— первого российского кроссовера, который, в отличие от «Нивы», для мирового автопрома откровением не стал. Впрочем, с запуском этой модели «АвтоВАЗ» настиг Volkswagen по точности геометрии кузова (94%), внедрил технологию безэкспериментального изготовления штампованных деталей и даже зафиксировал один личный рекорд…

После объявления цен на Lada XRAY, знакомые оборвали мне телефон: зачем новинке понадобились два мотора в 1,6 литра (наш и французский) с близкими выходными характеристиками (106 и 110 л. с.), и с какой целью в линейку добавили 1,8-литровый агрегат мощностью всего 122 л. с.? Неужели нельзя при таком маленьком разбросе обойтись одним двигателем, и вообще, какую из модификаций — если что — покупать? Действительно, на первый взгляд, история странная. Между тем, «АвтоВАЗ», как часть альянса Renault-Nissan, давно живёт по законам жёсткой рыночной логики, поэтому причины принятия любого решения и, в первую очередь, технического — исключительно финансовые. Запомним это.

Ещё год назад об установке на XRAY российских двигателей и речи не было — предсерийные образцы крутили на полигоне с французским 1,6-литровым мотором (H4M) в 110 л. с., известным россиянам по Renault Logan, Nissan Sentra и прочим моделям альянса. Сборка мотора тоже была локализована на «АвтоВАЗе», отчего долгое время модификация XRAYс «французом» считалась дешёвой и потому единственной. Но в феврале 2015 года Президент «АвтоВАЗа» Бу Андерсон, не понаслышке знакомый с российскими реалиями, попросил «на всякий случай» собрать ему версию с российским 106-сильным мотором. Образец представили в три дня, и Бу Инге, по обыкновению, поехал нарезать круги по территории. Если бы этого не случилось, то сейчас самый доступный XRAY стоил бы на 39 тыс. дороже.