Опыт владения Buick Riviera

Не всегда на создание выдающегося автомобиля дизайнеров толкает вдохновение. Красивые истории про целеустремленных изобретателей, что так любят изображать в литературе или кино, случаются не так уж и часто. Как ни жаль, но волшебный пинок по филейной части тела служит куда большим мотиватором для автоинженера, чем его собственное призвание. Поэтому многие выдающиеся автомобили появились на свет не ради светлого будущего, а просто по необходимости. Либо суровые начальники, либо сама жизнь вынуждала творцов расчехлить орудия и придумать что-то более выдающееся, чем есть у конкурентов. Остальное — дело техники, и говорить об этом не принято. Примерно так обстояли дела в клане General Motors в начале 60-х.

Несмотря на ряд серьезных технологических исследований, отразившихся на концептах серии Firebird, в новом десятилетии концерну нечем было удивить своих покупателей. Да, его подразделения уверенно лидировали по объемам продаж, но производственным энтузиазмом не блистали. Chrysler же тогда слыл инициатором экспериментов и техническим новатором, а FMC принадлежала пальма первенства в области дизайна. Такие модели, как Thunderbird, Falcon и Mustang стали не просто иконами стиля — они открыли новые сегменты автомобильного рынка. Своя «открывашка» нужна была GM, как воздух, и когда она появилась, сложно было представить машину красивее. Назывался аппарат Buick Riviera.

Тот самый пинок

На создание этого «personal luxury car» повлиял президент General Motors Джон Гордон, раздосадованный успехом конкурентного Ford Thunderbird. Машина «вундеркиндов голубого овала» и вправду получилась отличной, задав мороки остальным участникам Большой тройки. Бесило Гордона и полное равнодушие к этому всех его подчиненных — отделения были готовы построить что-то похожее на T-Bird, но никаких здравых идей не выдавали. На руках у президента оставался единственный козырь — отдел экспериментальных разработок, хотя оный из-за постоянных нагрузок и так напоминал дымящийся котел.